Ana səhifə

Функциональная диагностика объемов жидкости тела с использованием биоимпедансного анализа


Yüklə 199.36 Kb.
tarix12.05.2016
ölçüsü199.36 Kb.
ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА ОБЪЕМОВ ЖИДКОСТИ ТЕЛА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ БИОИМПЕДАНСНОГО АНАЛИЗА

Лапин В.В., Рогоза А.Н., Николаев Д.В., Руднев С.Г., Лебедева И.А.

Адекватная гидратация является важным условием осуществления физических и умственных функций (97). Повышенная гидратация наблюдается при хронической почечной и сердечной недостаточности, ожирении, кахексии и циррозе печени (46,62,71,79). Первый этап клинической оценки состояния водного обмена заключается в сборе анамнеза и объективном исследовании для установления причин изменения массы тела или появления отеков. Может потребоваться проведение водной нагрузки, активной или пассивной ортостатических проб, контрольных взвешиваний в течение суток. Биохимическое обследование включает определение натрия, альбумина, преальбумина, трансферрина плазмы. Гипергидратация оказывает в целом мало влияния на общее содержание белка в сыворотке крови, но способствует гипоальбуминемии и повышению артериального давления (110).

Одним из важных вопросов изучения гидратации тканей является оценка распределения воды между клеточным и внеклеточным секторами. Для решения этой задачи в качестве эталона чаще используют методы разведения изотопов: дейтерия – для оценки объема внеклеточной жидкости (ВКЖ), и брома – для оценки клеточной жидкости (КЖ) (51). Анализ изотопного состава биологических жидкостей требует наличия специальной лаборатории, и в случае некоторых изотопов является дорогостоящей процедурой, что ограничивает практическое применение методов разведения (52). Поэтому при проведении масштабных популяционных исследований применяются другие методы изучения баланса жидкостей в организме.

К новым методам оценки гидратации тканей организма человека относится измерение диаметра нижней полой вены (ДНПВ) методом эхокардиографии (73). Выраженная дегидратация наблюдается при значениях ДНПВ ниже 6.5 мм/м2, умеренная дегидратация – при 6.6–8.0 мм/м2, нормогидратация – при 8.0–11,5 мм/м2, гипергидратация – при ДНПВ выше 11.5 мм/м2 (84). Установлена корреляция между ДНПВ и концентрацией в крови мозгового натриуретического пептида, выделяемого в ответ на дилятацию желудочков и переполнение сердца кровью. Однако для диагностики избыточного содержания жидкости в организме оценка мозгового натриуретического пептида используется недостаточно (69).

Биоимпедансный анализ, или биоимпедансометрия, – относительно новый метод оценки состава тела, уровня гидратации и распределения жидкости в организме между вне- и внутриклеточным секторами, а также между различными регионами (сегментами) тела. Величина импеданса определяется в соответствии с законом Ома для электрических цепей переменного тока. Активное сопротивление тканей, модуль которого близок к величине модуля импеданса, обратно пропорционально содержанию жидкости. Электрический ток с частотой менее 25 кГц проходит, главным образом, через ВКЖ, а при частоте свыше 100 кГц – также и через КЖ. Отношение импедансов на низкой и высокой частоте характеризует соотношение объемов внеклеточной и общей жидкости исследуемых тканей (21). Возможность использования биоимпедансного анализа (БИА) у диализных больных доказана в многочисленных исследованиях (73,92). Аппаратный комплекс для импедансометрии является портативным, что делает его пригодным для использования в условиях космического полета для дополнительной оценки таких показателей пищевого статуса космонавтов, как безжировая и жировая масса (28,83). Метод используется для неинвазивной диагностики изменений водных секторов и состава тела при беременности (36,98).

Для изучения состояния водного обмена применяется несколько разновидностей биоимпедансного анализа.

1) Одночастотная импедансометрия (61). Аппаратное обеспечение фирмы Медасс (Москва) с программной опцией АВС–036, Bodystat (Великобритания) (97) и др. Измерение импеданса проводится при частоте тока 50 кГц по стандартной четырехполярной схеме, в соответствии с которой одна пара электродов служит для пропускания зондирующего тока, а другая – для регистрации разности потенциалов. Модуль импеданса равен частному от деления величины напряжения на силу тока (22). Основной вклад в активное сопротивление вносят ткани с высоким содержанием жидкости, а реактивное сопротивление является характеристикой клеточных мембран. Жировая ткань содержит не более 5–10% воды и плохо проводит электрический ток (27). Одночастотные анализаторы используются для оценки состава тела у лиц с незначительными нарушениями гидратации, для оценки липидного, белкового и водного обмена. Из параметров водного обмена при этом используется лишь интегральная оценка объема воды в организме (ОВО).

2) Многочастотная импедансометрия. Аппаратное обеспечение фирмы Медасс (Москва), программные опции АВС–224, 044, 524, Xitron Technologies (Сан-Диего, США). Применяется для выявления гиперволемии у больных с почечной недосточностью, находящихся на гемо– или перитонеальном диализе (74,110). Показано, что избыток жидкости у таких больных формируется исключительно за счет внеклеточной жидкости (64,68,74,86). Чувствительность метода составляет 86%, специфичность – 80% (65). При нормальных значениях массы тела получаемые оценки содержания жидкости в организме методом многочастотной импедансометрии достаточно точные, но у лиц с ожирением они могут быть завышенными. Для устранения этого недостатка предлагается в формуле для расчета ОВО у лиц с ожирением использовать не массу тела, а его объем (53), либо проводить импедансный анализ сегментов тела (13).

3) Биоимпедансная спектроскопия. Аппаратное обеспечение фирмы Медасс (Москва), программная опция АВС–024, Xitron Technologies (Сан-Диего, США). Импеданс биологического объекта зависит от частоты тока. Для измерений используется не менее 15 частот зондирующего тока в широком диапазоне значений. С увеличением частоты модуль импеданса заметно уменьшается. В области низких частот импеданс тела практически совпадает с величиной активного сопротивления, а реактивное сопротивление близко к нулю. Реактивное сопротивление пропорционально суммарной площади клеточных мембран в исследуемом участке ткани (15). С увеличением частоты реактивное сопротивление возрастает до определенного максимума, а затем оно уменьшается, и в конечном итоге импеданс снова оказывается равен активному сопротивлению (6). В результате, по мере роста частоты тока все больший вклад в величину импеданса вносит клеточная жидкость (34). Биоимпедансная спектроскопия позволяет получить количественное соотношение объемов вне– и внутриклеточной жидкости (22,43,53,54,70,71) и используется для диагностики патологических изменений в тканях, включающих изменения формы, строения клеток и состава клеточных мембран. Как правило, используются небольшие датчики-электроды, специфичные для исследуемой области. Результаты корреляционного анализа данных биоимпедансной спектроскопии и методов разведения дейтерия и брома оказались противоречивыми (43,51). Одно из возможных объяснений этому сводилось к ограниченной применимости методов разведения у диализных больных (51,63).

4) Торакальная импедансометрия. Аппаратное обеспечение фирмы Медасс (Москва). Применяется для оценки содержания жидкости в грудной клетке на основе измерений торакального импеданса (107). У больных с артериальной гипертензией торакальный импеданс составил в среднем 29.1 Ом (нормальные значения 24,1 Ом, р<0.001) (38). Надежность метода показана в эксперименте (57,107). При исследовании торакального импеданса в вертикальном положении обнаружено его увеличение у лиц с нарушением регуляции АД и синкопальными состояниями. При увеличении торакального импеданса на 15% и более от исходного значения в положении лежа основным механизмом ортостатической неустойчивости является чрезмерное депонирование крови в сосудах нижних конечностей (10,11).

5) Интраторакальная импедансометрия (99,106). Аппаратное обеспечение разработано на основе модификации имплантируемого пейсмейкера. Метод применяется для непрерывного мониторинга содержания жидкости в грудной клетке при сердечной недостаточности (106). Для оценки результатов БИА используются абсолютные и относительные характеристики импеданса, а также данные векторного анализа (60).

6) Сегментарный биоимпедансный анализ (СБИА) (75). Аппаратное обеспечение фирмы Медасс (Москва), программные опции АВС–044, 520, 601, 052. Сегментарный БИА используется для мониторинга малых изменений ОВО и объема жидкости в различных участках тела. Раздельное измерение импеданса конечностей с помощью электродов, расположенных на их проксимальных участках, позволяет получать более точные оценки состава тела по сравнению с традиционной схемой расположения электродов (22,95). Метод используется для оценки отношения объемов внеклеточной жидкости и ткани в сегментах конечностей, для прикроватного определения гидратации тела человека в критических состояниях, при гемодиализе и в хирургии – для выявления поражения периферических артерий, тромбоза глубоких вен и венозной недостаточности (58,75,90). С помощью сегментарного БИА можно изучать распределение жидкости между туловищем и периферическими участками тела при ортостатических и лекарственных пробах (17,18,113). СБИА позволяет диагностировать гипотрофию, поскольку данные хорошо коррелируют с клеточной массой тела, оцененной методом определения естественной радиоактивности всего тела (r=0.93) (90). Но значительная гипергидратация (например, при асците) отрицательно влияет на точность измерений (90).

Точность прогнозирующих формул для оценки состава тела методом БИА, под которой обычно понимается величина стандартной ошибки по сравнению с эталонным методом, составляет 0,9–1,8кг для ОВО и 2.5–3.5% для жировой массы тела (6). Измерения проводят в положении лежа на спине с отведенными от туловища руками на 150–450. Перед началом измерений пациенту необходимо снять часы и металлические украшения. Большое значение имеет точность расположения потенциальных электродов (26). Необходимо обеспечить надежный контакт электродов с поверхностью тела (33). Изменение импеданса тела связано не только с объемом жидкости, но также и с ее удельным сопротивлением, зависящим от концентрации ионов (92).

Результаты оценки состава тела методом БИА зависят от возраста, пола и массы тела обследуемого (8,13). Так, например, у женщин величина ОВО в среднем ниже, а %ЖМТ – выше, чем у мужчин. Объем ВКЖ также выше у женщин (20+-4,1л), чем у мужчин (16+-3,3л) (41), причем различия с возрастом растут (74). Соотношение ВКЖ/ОВО значимо коррелирует с возрастом (74) и с величиной артериального давления (48). При длительном мониторинге состояния гидратации методом БИА следует учитывать возможность изменения массы жировой ткани – например, у спортсменов, тренирующихся на выносливость (112).

Получена высокая корреляция (r=0.86) результатов оценки ОВО методом БИА (29.9+-8.6л) и по кинетике мочевины при гемодиализе (116), а также БИА-оценки ОВО и ДНПВ при высокой дегидратации у больных, находящихся на гемодиализе (84). Методы разведения применялись для оценки гидратации в покое, при инфузии физиологического раствора и одной единицы крови. Авторы установили, что после инфузии физраствора импеданс всего тела и отдельных сегментов тела снижался. Величина снижения импеданса во всех участках тела была обратно пропорциональна ОВО (r=–0.82). Напротив, инфузия крови приводила к увеличению импеданса (95). Были получены высокие корреляции оценок безжировой массы тела методами двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии (ДРА), кинетики креатинина и БИА у больных, получающих перитонеальный диализ (rБИА-ДРА=0.97) (44,72).

Несмотря на наличие сильной зависимости между значениями импеданса на низких частотах с объемом ВКЖ, а на высоких частотах – с ОВО, не при всех патологиях удалось обнаружить корреляцию результатов БИА с другими методами (46), в свою очередь имеющими ряд ограничений, например – с методом оценки ДНПВ (64). Даже методы разведения трития и дейтерия при оценке состояния водного обмена не могут считаться идеальными, так как изотопы обмениваются с тканевыми атомами, находящимися в составе карбоксильных, гидроксильных и аминогрупп (23,105).

Клиническое применение биоимпедансного анализа

Биоимпедансный анализ используется для мониторинга неотложных состояний в период диализа (71,87,110), при шоке (67), сепсисе (96), потере крови при комбинированной травме (16,104,108). БИА позволяет оперативно и достаточно надежно оценить изменения состояния водного обмена во время и после хирургических вмешательств (1,2,5,76). У 5 из 26 тяжелых больных отделения реанимации измерение торакального импеданса оказалось полезным для оценки результатов терапевтического воздействия или изменений клинического состояния (94). При использовании величины торакального импеданса 24 Ом в качестве нижней границы нормы оказалось возможным предсказать отек легких с чувствительностью 92% и специфичностью 79% (94). Метод БИА применяется для мониторинга результатов лекарственной терапии, особенно инфузионной терапии для устранения гиповолемии (7,32,35,101).

БИА используется для мониторинга состояния водного обмена при гипокинезии (31), для выявления ортостатической гипотонии (9), при ожогах, диализе, для выявления лимфостаза после мастэктомии (37), новообразований и воспалительных очагов на поверхности и в полостях тела, в пищеводе, желудке, мочевом пузыре, шейке матки, пародонте, в трубчатых костях (24), для оценки жизнеспособности органа перед трансплантацией (25) и исследования фармакокинетических параметров лекарственных препаратов (55). Так, циклоспорин увеличивает содержание ионов натрия в сыворотке крови. Поэтому лечение циклоспорином сопровождается увеличением артериального давления (50).

Показана высокая корреляция (r=0.98–0.99) результатов повторного оценивания общей, вне– и внутриклеточной воды как у мужчин, так и у женщин. Это свидетельствует, что состояние гидратации является устойчивым во времени (97). Также показано, что у стабильных больных с ИБС недельные вариации ОВО и средних значений АД могут составлять до 8%. Эта величина используется для контроля гемодинамической стабильности (102). Общий дефицит жидкости с уменьшением объема клеточной жидкости и дефицитом натрия наблюдается при различной концентрации натрия в сыворотке крови. Для состояния дегидратации типичны тахикардия, ортостатическая гипотония и замедленное наполнение капилляров (93).

Массу миокарда левого желудочка, особенно у лиц с ожирением, можно оценить точнее, вычислив безжировую массу тела методом БИА (3). У лиц с сердечной недостаточностью БИА помогает в выборе адекватной терапии и способствует снижению частоты госпитализаций по поводу избыточного содержания жидкости (12,13,47,57,111). Чувствительность измерений торакального импеданса для назначения госпитализации больным с ХСН составляет 76% (111). Величина торакального импеданса перед поступлением в стационар у больных с сердечной недостаточностью снижалась в среднем на 12.3+-5.3% за 18.3+-10.0 дней до госпитализации. Причем уменьшение импеданса начиналось в среднем за 1.3+-10.6 дней до появления клинических признаков ухудшения здоровья (111).

Применение БИА показало, что гипертензия у больных, находящихся на длительном гемодиализе, является следствием увеличения объема крови (14). Удаление избытка внеклеточной жидкости с помощью ультрафильтрации приводит к снижению объема циркулирующей крови, и при отсутствии роста периферического сопротивления развивается интрадиализная гипотензия (91). С использованием БИА удалось показать изменения в регуляции артериального давления (АД) даже в тех случаях, когда величина АД в покое не изменялась (66). А гиповолемия при перитонеальном диализе может являться причиной стойкой гипотензии (40).

Определение объема жидкости в организме методом БИА можно использовать для оценки жировой массы тела в двухкомпонентной модели как разности между массой тела и безжировой массой (86). Это связано с тем, что общая вода организма в норме составляет постоянную часть безжировой массы, примерно равную 73% (21). Метод пригоден для мониторинга долговременных изменений состава тела при ожирении или истощении (54,59,82,105). В ГУ НИИ питания РАМН проводилось сравнительное исследование результатов оценки жировой массы методами БИА и рентгеновской денситометрии. Полученные оценки высоко коррелировали между собой (r=0.94) (6). БИА используется при проведении популяционых исследований, в частности, для изучения состава тела у детей (19). Избыточное содержание жидкости является основным источником погрешности в оценке пищевого статуса при болезнях почек, в том числе у детей (56,86). При выраженных нарушениях гидратации точность метода можно повысить с использованием сегментарной биоимпедансометрии (15).

Таким образом, биоимпедансный анализ позволяет одновременно оценивать состояние гидратации и пищевой статус пациентов. Другие доступные методы изучения пищевого статуса включают антропометрию (определение длины, массы тела, толщины кожно-жировых складок и обхватных размеров тела), вычисление индекса массы тела, а также оценку общего содержания белка и альбумина в крови (56,78).

БИА дает возможность оценки объема воды в организме, который хорошо коррелирует с антропометрическими данными (29), в том числе по формулам Watson et al. (68,88,100). Диализные больные характеризуются снижением уровня повседневной активности и высокой коморбидностью, поэтому использование антропометрии у них ограничено (49). В целом, биоимпедансный анализ и антропометрия полезны при рутинном проведении диализа как простые и надежные методы оценки пищевого статуса. Толщина кожно-жировых складок зависит от состояния гидратации меньше, чем биоэлектрические параметры организма. Поэтому важно, что измеренные значения потери массы тела при диализе значимо коррелируют с толщиной кожно-жировых складок и данными БИА (r=0.69, r=0.75). По сравнению с измерением толщины складок результаты БИА более объективны (85). Они показали, что ускоренный катаболизм белков и связанное с ним истощение при уремии являются общей проблемой, а не следствием проведения гемодиализа (109). Метод БИА оказался неприменим для оценки пищевого статуса у больных циррозом печени и асцитом. В этих случаях предпочтительнее использовать результаты антропометрии (46).

У лиц с ожирением абсолютные значения ОВО и ВКЖ значительно превышают норму. Однако %ОВО у них оказалось значительно ниже нормы (61). После лапароскопической перевязки желудка при ожирении 3 степени применение БИА показало, что потеря веса в течение 6–12 месяцев происходит за счет жировой, а не безжировой массы (60).

Пищевой статус изучали методом БИА для разных причин истощения (42): при злокачественных новообразованиях (93), нервной анорексии (77), алкоголизме (39), эмфиземе (78,82), ХОБЛ (45, 80) и СПИДе (81). Электропроводность и ионный состав у лиц с истощением соответствовали норме (42). При наличии злокачественных новообразований типично снижение веса, обусловленное дегидратацией, в особенности потерей клеточной жидкости. У алкоголиков выявлено снижение безжировой массы и увеличение объема внеклеточной жидкости, связанное с повышением клеточной проницаемости, повреждением эндотелия и/или прямым токсическим действием алкоголя на стенки кровеносных сосудов (39).

Биоимпедансный анализ используется для контроля состояния гидратации и пищевого статуса в условиях длительного наблюдения за больным. БИА позволяет отслеживать динамику изменений баланса жидкостей у больных с сердечной недостаточностью на фоне диуретической терапии, при этом выявлена опережающая нормализация объема внеклеточной жидкости (27). Показан положительный эффект на содержание внеклеточной жидкости и соотношение объемов вне- и внутриклеточной жидкости за 6 месяцев наблюдения при курсовой велоэргометрии у лиц, находящихся на гемодиализе (114). Многочастотная импедансометрия используется для объективного контроля восстановления массы и состава тела у больных с белково-энергетической недостаточностью алиментарного генеза (4,30,77), при выборе режима питания и физических нагрузок у лиц, занимающихся спортом, аэробикой и фитнесом ( 28).



Список литературы

  1. Адлер А.В. Состояние гемодинамики и баланса водных секторов при лапароскопических операциях у детей // Главный клинический госпиталь МВД России. Четвертая научно–практическая конференция. М., 2002. С.8–11.

  2. Белугин Р.С., Забусов А.В. Влияние гипертермии на функцию миокарда у больных ИБС после операции трансуретральной резекции предстательной железы. Главный клинический госпиталь МВД России. 2003. М. Пятая научно–практическая конференция. С.53–57.

  3. Бобохонова А.С., Хеймец Г.И., Атауллаханова Д.М., Николаев Д.В., Ощепкова Е.В., Рогоза А.Н. Диагностика гипертрофии миокарда левого желудчка сердца с учетом данных биоимпедансного анализа. Главный клинический госпиталь МВД России. 2006. М. Восьмая научно–практическая конференция. С.156–161.

  4. Борисов А.Ю., Мороз В.А. Состояние баланса водных секторов организма и клинико–биохимических показателей при проведении раннего энтерального питания. Главный клинический госпиталь МВД России. 2005. М. Седьмая научно–практическая конференция. С.16–19.

  5. Валетова В.В., Зубков В.В., Тихомирова Н.И., Олейникова О.Н., Худенко Н.В., Сахарова Е.А., Тимербаев В.Х. Периоперационная коррекция волемии и кровопотери у больных гигантскими опухолями малого таза. Главный клинический госпиталь МВД России. 2004. М. Шестая научно–практическая конференция. С.73–80.

  6. Васильев А.В., Хрущева Ю.В., Николаев Д.В., Чедия Е.С., Пушкин С.В., Руднев С.Г., Гаврик М.В. Биофизические основы и протокол обследования методом одночастотного биоимпедансного анализа состава тела. Главный клинический госпиталь МВД России. 2006. М. Восьмая научно–практическая конференция. С.62–78.

  7. Галенко С.В., Рыбина Д.М., Борисов А.Ю., Бутров А.В. Неинвазивные методы контроля эффективности инфузионной терапии у больных с острой абдоминальной патологией. Главный клинический госпиталь МВД России. 2006. М. Восьмая научно–практическая конференция. С.4–8.

  8. Гугова Ф.К. Значение мышечной помпы ног в регуляции артериального давления в ортостазе. Главный клинический госпиталь МВД России. 2002. М. Четвертая научно–практическая конференция. С.83–88.

  9. Гугова Ф.К. Диагностические возможности торакального импеданса для выявления расстройств регуляции артериального давления в ортостазе. Главный клинический госпиталь МВД России. 2003. М. Пятая научно–практическая конференция. С.258–263.

  10. Гугова Ф.К., Лапин В.В. Применение пневмомассажа нижних конечностей для коррекции расстройств ортостаза. Главный клинический госпиталь МВД России. 2004. М. Шестая научно–практическая конференция. С.194–197.

  11. Жиляев Е.В., Терехов Б.И., Глазунов А.В., Огмрцян Л.С. Возможности повышения информативности активной ортостатической пробы. Главный клинический госпиталь МВД России. 1999. М. Конференция «Клинические и физиологические аспекты ортостатических расстройств». С.13–16.

  12. Иванов Г.Г., Котлярова Л.В., Никулина Л.Д., Берштейн Ю.В. Оценка функционального класса хронической сердечной недостаточности с помощью биоимпедансометрии. Главный клинический госпиталь МВД России. 2005. М. Седьмая научно–практическая конференция. С.84–97.

  13. Иванов Г.Г., Котлярова Л.В., Грибанов А.Н., Дворников В.Е. Оценка водных секторов организма методом биоимпедансной спектроскопии и зависимость от пола, возраста и антропометрических данных. Главный клинический госпиталь МВД России. 2006. М. Восьмая научно–практическая конференция. С.95–106.

  14. Капитанов Е.Н., Шутов Е.В., Дудко М.Ю., Николаев Д.В., Абрин Г.В. Неинвазивный метод контроля нарушений водного баланса у больных на гемодиализе. Главный клинический госпиталь МВД России. 2003. М. Пятая научно–практическая конференция. С.81–94.

  15. Капитанов Е.Н., Чернышева Н.Н., Шутов Е.В., Абрин Г.В. Практическая реализация оценки объема клеточной жидкости методом ПБИА. Главный клинический госпиталь МВД России. 2006. М. Восьмая научно–практическая конференция. С.132–140.

  16. Котлярова Л.В., Иванов Г.Г., Николаев Д.В., Балуев Э.П. Импедансная спектроскопия в оценке водных секторов организма. Главный клинический госпиталь МВД России. 2002. М. Четвертая научно–практическая конференция. С.150–156.

  17. Лебедева И.А. Биоимпедансный анализ активной ортостатической пробы у здоровых лиц. Главный клинический госпиталь МВД России. 2005. М. Седьмая научно–практическая конференция. С.197–207.

  18. Лебедева И.А. Подходы к клинико–инструментальной диагностике синдрома ортостатической гипотензии при коморбидной патологии. Главный клинический госпиталь МВД России. 2006. М. Восьмая научно–практическая конференция. С.209–218.

  19. Мартиросов Э.Г., Николаев Д.В., Николаева Н.Д., Пушкин С.В., Романова Т.Ф., Руднев С.Г., Семенов М.М., Смирнов А.В. и др. Биоимпедансная оценка состава тела у детей 10–16 лет с использованием анализатора АВС–01 «Медасс». Главный клинический госпиталь МВД России. 2006. М. Восьмая научно–практическая конференция. С.286–294.

  20. Николаев Д.В., Смирнов А.В., Тарнакин А.Г., Гвоздикова Е.А. Применение биоимпедансных технологий в медицинской практике. Главный клинический госпиталь МВД России. 2002. М. Четвертая научно–практическая конференция. С.198–204.

  21. Николаев Д.В., Пушкин С.В., Гвоздикова Е.А., Смирнов А.В. Полисегментные методы в БИА. Обзор по материалам зарубежных публикаций. Главный клинический госпиталь МВД России. 2004. М. Шестая научно–практическая конференция. С.115–127.

  22. Николаев Д.В., Смирнов А.В., Носков В.Б. Методические вопросы биоимпедансного анализа состава тела и баланса водных секторов. Главный клинический госпиталь МВД России. 2004. М. Шестая научно–практическая конференция. С.105–114.

  23. Николаев Д.В., Смирнов А.В., Руднев С.Г., Пушкин С.В., Гвоздикова Е.А. Содержание воды в тощей массе: обзор работ по величине классической константы состава тела. Главный клинический госпиталь МВД России. 2004. М. Шестая научно–практическая конференция. С.128–143.

  24. Николаев Д.В., Пушкин С.В. Биоимпедансная спектроскопия: разработка методик скрининга новообразований. Обзор материалов зарубежных публикаций. Главный клинический госпиталь МВД России. 2005. М. Седьмая научно–практическая конференция. С.123–129.

  25. Николаев Д.В., Пушкин С.В. Применение БИА для оценки состояния органов при трансплантации. Обзор по материалам зарубежных публикаций. Главный клинический госпиталь МВД России. 2005. М. Седьмая научно–практическая конференция. С.113–120.

  26. Николаев Д.В., Пушкин С.В., Смирнов А.В., Чедия Е.С., Гаврик М.В., Семенов М.М., Романова Т.Ф. Анализ погрешностей, возникающих при нарушении процедуры исследований состава тела биоимпедансным методом. Главный клинический госпиталь МВД России. 2006. М. Восьмая научно–практическая конференция. С.151–155.

  27. Никулина Л.Д., Иванов Г.Г., Котлярова Л.В. Контроль показателей водного баланса с помощью мультичастотного биоимпедансного анализа при проведении диуретической терапии у больных с недостаточностью кровообращения. Главный клинический госпиталь МВД России. 2004. М. Шестая научно–практическая конференция. С.448–453.

  28. Носков В.Б., Николаев Д.В., Туйкин С.А., Кожаринов В.И., Грачев В.А. Портативный двухчастотный тетраполярный биоимпедансометр для оценки измерений объемов водных секторов организма в условиях длительного космического полета. Главный клинический госпиталь МВД России. 2005. М. Седьмая научно–практическая конференция. С.107–112.

  29. Петухов А.Б., Дерябин В.Е. Особенности оценки состава тела у пациентов с патологией органов пищеварения. Главный клинический госпиталь МВД России. 2004. М. Шестая научно–практическая конференция. С.428–437.

  30. Петухов А.Б. Значение параметров водного баланса у больных в процессе контролируемой диетотерапии. Главный клинический госпиталь МВД России. 2005. М. Седьмая научно–практическая конференция. С.380–384.

  31. Реушкина Г.Д. Перераспределение жидких сред организма человека в покое и при ортостатическом воздействии в условиях длительной гипокинезии. Главный клинический госпиталь МВД России. 2006. М. Восьмая научно–практическая конференция. С.195–198.

  32. Свиридов С.В., Бочаров В.А., Федоров С.В., Алемани Н.А., Пурясев А.С., Ластухин А.В., Гвоздикова Е.А., Мигачев С.Л. Возможности импедансометрических методов оценки параметров ЦГД в анестезиологии, реаниматологии и интенсивной терапии. Главный клинический госпиталь МВД России. 2003. М. Пятая научно–практическая конференция. С.31–39.

  33. Смирнов А.В., Цветков А.А. Анализ факторов, влияющих на погрешность измерения биоимпеданса. Главный клинический госпиталь МВД России. 2005. М. Седьмая научно–практическая конференция. С.61–66.

  34. Смирнов А.В., Цветков А.А., Туйкин С.А. Методы и аппаратура электроимпедансной спектроскопии. Главный клинический госпиталь МВД России. 2006. М. Восьмая научно–практическая конференция. С.26–30.

  35. Фролов А.В., Богомолов А.Н. Динамика водных секторов организма у больных перенесших тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава. Главный клинический госпиталь МВД России. 2004. М. Шестая научно–практическая конференция. С.378–384.

  36. Штанько А.В., Свиридов С.В., Шестопалов А.Е. Мониторинг водных секторов организма у беременных с гестозами. Главный клинический госпиталь МВД России. 2006. М. Восьмая научно–практическая конференция. С.21–24.

  37. Ярема И.В., Бобринская И.Г., Акопян И.Г., Меркулов И.А., Томилина Ю.А. Прикладные аспекты применения биоимпедансного анализа для оценки нарушений лимфовенозной дренажной системы молочных желез и верхних конечностей у больных раком молочной железы. Главный клинический госпиталь МВД России. 2005. М. Седьмая научно–практическая конференция. С.11–15.

  38. Abdelhammed AI, Smith RD, Levy P, Smits GJ, Ferrario CM. Noninvasive hemodynamic profiles in hypertensive subjects // Am J Hypertens. 2005. V.18, №2. P.51S–59S.

  39. Addolorato G, Capristo E, Caputo F, Greco AV, Ceccanti M, Stefanini GF, Gasbarrini G. Nutritional status and body fluid distribution in chronic alcoholics compared with controls // Alcohol Clin Exp Res. 1999. V.23, №7. P.1232–7.

  40. Afthentopoulos IE, Shetty A, Oreopoulos DG. Hypotension in CAPD: role of volume and sodium depletion // Adv Perit Dial. 1995. V.11. P.73–7.

  41. Asghar RB, Green S, Engel B, Davies SJ. Relationship of demographic, dietary, and clinical factors to the hydration status of patients on peritoneal dialysis // Perit. Dial. Int. 2004. V.24, №3. P.231–9.

  42. Barbosa–Silva MC, Barros AJ, Post CL, Waitzberg DL, Heymsfield SB. Can bioelectrical impedance analysis identify malnutrition in preoperative nutrition assessment? // Nutrition. 2003. V.19, №5. P.422–6.

  43. Bartok C, Atkinson RL, Schoeller DA. Measurement of nutritional status in simulated microgravity by bioelectrical impedance spectroscopy // J. Appl. Physiol. 2003. V.95, №1. P.225–32.

  44. Bhatla B, Moore H, Emerson P, Keshaviah P, Prowant B, Nolph KD, Singh A. Lean body mass estimation by creatinine kinetics, bioimpedance, and dual energy x–ray absorptiometry in patients on continuous ambulatory peritoneal dialysis // ASAIO J. 1995. V.41, №3. P.M442–6.

  45. Broekhuizen R, Wouters EF, Creutzberg EC, Weling–Scheepers CA, Schols AM. Polyunsaturated fatty acids improve exercise capacity in chronic obstructive pulmonary disease // Thorax. 2005 V.60, №5. P.376–82.

  46. Cabre E, de Leon R, Planas R, Bertran X, Domenech E, Gassull MA. [Reliability of bioelectric impedance analysis as a method of nutritional monitoring in cirrhosis with ascites] // Gastroenterol Hepatol. 1995. V.18, №7. P.359–65.

  47. Campos PC, D'Cruz IA, Johnson LS, Malhotra A, Ramanathan KB, Weber KT. Functional valvular incompetence in decompensated heart failure: noninvasive monitoring and response to medical management // Am J Med Sci. 2005. V.329, №5. P.217–21.

  48. Chen YC, Chen HH, Yeh JC, Chen SY. Adjusting dry weight by extracellular volume and body composition in hemodialysis patients // Nephron. 2002. V.92, №1. P.91–6.

  49. Chumlea WC. Anthropometric and body composition assessment in dialysis patients // Semin Dial. 2004. V.17, №6. P.466–70.

  50. Coroas AS, de Oliveira JG, Magina S, Santos J, Pestana M, de Almeida MD. Cyclosporine enhances salt sensitivity of body water composition as assessed by impedance among psoriatic patients with normal renal function // J Ren Nutr. 2004. V.14, №4. P.226–32.

  51. Cox–Reijven PL, Kooman JP, Soeters PB, van der Sande FM, Leunissen KM. Role of bioimpedance spectroscopy in assessment of body water compartments in hemodialysis patients // Am J Kidney Dis. 2001. V.38, №4. P.832–8.

  52. Davies PS. Stable isotopes and bioelectrical impedance for measuring body composition in infants born small for gestational age // Horm Res. 1997. V.48, Suppl.1. P.50–5.

  53. De Lorenzo A, Sorge RP, Candeloro N, Di Campli C, Sesti G, Lauro R. New insights into body composition assessment in obese women // Can J Physiol Pharmacol. 1999. V.77, №1. P.17–21.

  54. Domoto DT, Weindel ME. Bioimpedance analysis of fluid compartments in female CAPD patients // Adv Perit Dial. 1998. V.14. P.220–2.

  55. Finegan JA, Quarrington BJ, Hughes HE, Mervyn JM, Hood JE, Zacher JE, Boyden M. Child outcome following mid–trimester amniocentesis: development, behaviour, and physical status at age 4 years // Br J Obstet Gynaecol. 1990. V.97, №1. P.32–40.

  56. Foster BJ, Leonard MB. Measuring nutritional status in children with chronic kidney disease // Am J Clin Nutr. 2004. V.80, №4. P.801–14.

  57. Ganion V, Rhodes M, Stadler RW. Intrathoracic impedance to monitor heart failure status: a comparison of two methods in a chronic heart failure dog model // Congest Heart Fail. 2005. V.11, №4. P.177–81, 211.

  58. Golden JC, Miles DS. Assessment of peripheral hemodynamics using impedance plethysmography // Phys Ther. 1986. V.66, №10. P.1544–7.

  59. Goulet O. Assessment of nutritional status in clinical practice // Baillieres Clin Gastroenterol. 1998. V.12, №4. P.647–69.

  60. Guida B, Belfiore A, Angrisani L, Micanti F, Mauriello C, Trio R, Pecoraro P, Falconi C. Laparoscopic gastric banding and body composition in morbid obesity // Nutr Metab Cardiovasc Dis. 2005. V.15, №3. P.198–203.

  61. Guida B, Trio R, Pecoraro P, Gerardi MC, Laccetti R, Nastasi A, Falconi C. Impedance vector distribution by body mass index and conventional bioelectrical impedance analysis in obese women // Nutr Metab Cardiovasc Dis. 2003. V.13, №2. P.72–9.

  62. Hartleb M, Rudzki K, Karpel E, Becker A, Waluga M, Boldys H, Nowak A, Nowak S. Cardiovascular status after postural change in compensated cirrhosis: an argument for vasodilatory concept // Liver. 1997. V.17, №1. P.1–6.

  63. Ishihara H, Suzuki A, Okawa H, Ebina T, Tsubo T, Matsuki A. Comparison of initial distribution volume of glucose and plasma volume in thoracic fluid–accumulated patients // Crit Care Med. 2001. V.29, №8. P.1532–8.

  64. Katzarski K, Charra B, Laurent G, Lopot F, Divino–Filho JC, Nisell J, Bergstrom J. Multifrequency bioimpedance in assessment of dry weight in haemodialysis. Nephrol Dial Transplant. 1996. V.11, Suppl.2. P.20–3.

  65. van de Kerkhof J, Hermans M, Beerenhout C, Konings C, van der Sande FM, Kooman JP. Reference values for multifrequency bioimpedance analysis in dialysis patients // Blood Purif. 2004. V.22, №3. P.301–6.

  66. King AC, Bernardy NC, Parsons OA, Lovallo WR. Hemodynamic alterations in alcohol–related transitory hypertension // Alcohol. 1996. V.13, №4. P.387–93.

  67. Kosowsky JM, Han JH, Collins SP, McAfee AT, Storrow AB. Assessment of stroke index using impedance cardiography: comparison with traditional vital signs for detection of moderate acute blood loss in healthy volunteers // Acad Emerg Med. 2002. V.9, №8. P.775–80.

  68. Kotyk P, Lopot F, Blaha J, Sulkova S. [Measurement of water content and distribution using whole–body multifrequency impedance in a healthy population in diseases of the kidney] // Cas Lek Cesk. 1995. V.134, №22. P.723–6.

  69. Lee SW, Song JH, Kim GA, Lim HJ, Kim MJ. Plasma brain natriuretic peptide concentration on assessment of hydration status in hemodialysis patient // Am J Kidney Dis. 2003. V.41, №6. P.1257–66.

  70. Lin YP, Yu WC, Hsu TL, Ding PY, Yang WC, Chen CH. The extracellular fluid–to–intracellular fluid volume ratio is associated with large–artery structure and function in hemodialysis patients // Am J Kidney Dis. 2003. V.42, №5. P.990–9.

  71. Lindley E, Devine Y, Hall L, Cullen M, Cuthbert S, Woodrow G, Lopot F. A ward–based procedure for assessment of fluid status in peritoneal dialysis patients using bioimpedance spectroscopy // Perit Dial Int. 2005. V.25, Suppl 3. P.S46–8.

  72. Lo WK, Prowant BF, Moore HL, Gamboa SB, Nolph KD, Flynn MA, Londeree B, Keshaviah P, Emerson P. Comparison of different measurements of lean body mass in normal individuals and in chronic peritoneal dialysis patients // Am J Kidney Dis. 1994. V.23, №1. P.74–85.

  73. Lopot F, Kotyk P, Forejt J. [Determination of dry weight of hemodialyzed patients on the basis of the ratio of extracellular fluid volume to total body fluid volume as measured by multifrequency impedance] // Vnitr Lek. 1995. V.41, №11. P.753–8.

  74. Lopot F, Nejedly B, Novotna H, Mackova M, Sulkova S. Age–related extracellular to total body water volume ratio (ECW/TBW) – can it be used for "dry weight" determination in dialysis patients? Application of multifrequency bioimpedance measurement // Int J Artif Organs. 2002. V.25, №8. P.762–9.

  75. Lorenzo AD, Andreoli A. Segmental bioelectrical impedance analysis // Curr Opin Clin Nutr Metab Care. 2003. V.6, №5. P.551–5.

  76. Meguid MM, Lukaski HC, Tripp MD, Rosenburg JM, Parker FB Jr. Rapid bedside method to assess changes in postoperative fluid status with bioelectrical impedance analysis // Surgery. 1992. V.112, №3. P.502–8.

  77. Mika C, Herpertz–Dahlmann B, Heer M, Holtkamp K. Improvement of nutritional status as assessed by multifrequency BIA during 15 weeks of refeeding in adolescent girls with anorexia nervosa // J Nutr. 2004. V.134, №11. P.3026–30.

  78. Mineo TC, Ambrogi V, Pompeo E, Bollero P, Mineo D, Nofroni IV. Pulmonary Emphysema Research Group. Body weight and nutritional changes after reduction pneumoplasty for severe emphysema: a randomized study // J Thorac Cardiovasc Surg. 2002. V.124, №4. P.660–7.

  79. Morgan MY, Madden AM. The assessment of body composition in patients with cirrhosis // Eur J Nucl Med. 1996. V.23, №2. P.213–25.

  80. Mostert R, Goris A, Weling–Scheepers C, Wouters EF, Schols AM. Tissue depletion and health related quality of life in patients with chronic obstructive pulmonary disease // Respir Med. 2000. V.94, №9. P.859–67.

  81. Mulligan K, Zackin R, Clark RA, Alston–Smith B, Liu T, Sattler FR, Delvers TB, Currier JS V. AIDS Clinical Trials Group 329 Study Team V. National Institute of Allergy and Infectious Diseases Adult AIDS Clinical Trials Group. Effect of nandrolone decanoate therapy on weight and lean body mass in HIV–infected women with weight loss: a randomized, double–blind, placebo–controlled, multicenter trial // Arch Intern Med. 2005. V.165, №5. P.578–85.

  82. Nezu K, Kawaguchi T, Kimura M, Yasukawa M, Kushibe K, Taniguchi S. Lung volume reduction surgery and nutritional status in patients with severe emphysema // Jpn J Thorac Cardiovasc Surg. 2001. V.49, №9. P.552–6.

  83. Noskov VB, Kotov AN. [Impedancimetry of the hydration status and body composition of head–down tilted males] // Aviakosm Ekolog Med. 2005. V.39, №4. P.41–5.

  84. Oe B, de Fijter CW, Oe PL, Stevens P, de Vries PM. Diameter of inferior caval vein (VCD) and bioelectrical impedance analysis (BIA) for the analysis of hydration status in patients on hemodialysis // Clin Nephrol. 1998. V.50, №1. P.38–43.

  85. Oe B, de Fijter CW, Oe PL, Stevens P, de Vries PM. Four–site skinfold anthropometry (FSA) versus body impedance analysis (BIA) in assessing nutritional status of patients on maintenance hemodialysis: which method is to be preferred in routine patient care? // Clin Nephrol. 1998. V.49, №3. P.180–5.

  86. Oe B, De Fijter WM, De Fijter CW, Straver B, Oe PL, Stevens P, De Vries PM. Detection of hydration status by total body bioelectrical impedance analysis (BIA) in patients on hemodialysis // Int J Artif Organs. 1997. V.20, №7. P.371–4.

  87. Piccoli A. Whole body–single frequency bioimpedance // Contrib Nephrol. 2005. V.149. P.150–61.

  88. Piccoli AV. Italian CAPD–BIA Study Group. Bioelectric impedance vector distribution in peritoneal dialysis patients with different hydration status // Kidney Int. 2004. V.65, №3. P.1050–63.

  89. Piccoli A, Pittoni G, Facco E, Favaro E, Pillon L. Relationship between central venous pressure and bioimpedance vector analysis in critically ill patients // Crit Care Med. 2000. V.28, №1. P.132–7.

  90. Pirlich M, Schutz T, Ockenga J, Biering H, Gerl H, Schmidt B, Ertl S, Plauth M, Lochs H. Improved assessment of body cell mass by segmental bioimpedance analysis in malnourished subjects and acromegaly // Clin Nutr. 2003. V.22, №2. P.167–74.

  91. Prakash S, Reddan D, Heidenheim AP, Kianfar C, Lindsay RM. Central, peripheral, and other blood volume changes during hemodialysis // ASAIO J. 2002. V.48, №4. P.379–82.

  92. Rees AE, Ward LC, Cornish BH, Thomas BJ. Sensitivity of multiple frequency bioelectrical impedance analysis to changes in ion status // Physiol Meas. 1999. V.20, №4. P.349–62.

  93. Sarhill N, Mahmoud FA, Christie R, Tahir A. Assessment of nutritional status and fluid deficits in advanced cancer // Am J Hosp Palliat Care. 2003. V.20, №6. P.465–73.

  94. Saunders CE. The use of transthoracic electrical bioimpedance in assessing thoracic fluid status in emergency department patients // Am J Emerg Med. 1988. V.6, №4. P.337–40.

  95. Scheltinga MR, Jacobs DO, Kimbrough TD, Wilmore DW. Alterations in body fluid content can be detected by bioelectrical impedance analysis // J Surg Res. 1991. V.50, №5. P.461–8.

  96. Schwenk A, Schlottmann S, Kremer G, Diehl V, Salzberger B, Ward L. Fever and sepsis during neutropenia are associated with expansion of extracellular and loss of intracellular water // Clin Nutr. 2000. V.19, №1. P.35–41.

  97. Shanholtzer BA, Patterson SM. Use of bioelectrical impedance in hydration status assessment: reliability of a new tool in psychophysiology research // Int J Psychophysiol. 2003. V.49, №3. P.217–26.

  98. Siekmann U, Heilmann L, Klosa W, Quaas L, Schillinger H. Simultaneous investigations of maternal cardiac output and fetal blood flow during hypervolemic hemodilution in preeclampsia – preliminary observations // J Perinat Med. 1986. V.14, №1. P.59–69.

  99. Stambler BS, Ellenbogen KA, Liu Z, Levine P, Porter TR, Zhang X V. ROVA Trial Investigators. Serial changes in right ventricular apical pacing lead impedance predict changes in left ventricular ejection fraction and functional class in heart failure patients // Pacing Clin Electrophysiol. 2005. V.28, Suppl.1. P.S50–3.

  100. Stompor T, Krasnicka M, Chrusciel B, Sulowicz W. [Usefulness of bioelectric impedance as a method for evaluating body composition of patients on peritoneal dialysis] // Przegl Lek. 1999. V.56, №12. P.772–7.

  101. Svensen C, Ponzer S, Hahn RG. Volume kinetics of Ringer solution after surgery for hip fracture // Can J Anaesth. 1999. V.46, №2. P.133–41.

  102. Treister N, Wagner K, Jansen PR. Reproducibility of impedance cardiography parameters in outpatients with clinically stable coronary artery disease // Am J Hypertens. 2005. V.18, №2 Pt 2. P.44S–50S.

  103. Van De Water JM, Dalton ML, Parish DC, Vogel RL, Beatty JC, Adeniyi SO. Cardiopulmonary assessment: is improvement needed? // World J Surg. 2005. V.29 Suppl.1. P.S95–8.

  104. Veale WN Jr, Morgan JH, Beatty JS, Sheppard SW, Dalton ML, Van de Water JM. Hemodynamic and pulmonary fluid status in the trauma patient: are we slipping? // Am Surg. 2005. V.71, №8. P.621–6.

  105. Von Rueden KT, Turner MA. Advances in continuous, noninvasive hemodynamic surveillance. Impedance cardiography // Crit Care Nurs Clin North Am. 1999. V.11, №1. P.63–75.

  106. Wang L, Lahtinen S, Lentz L, Rakow N, Kaszas C, Ruetz L, Stylos L, Olson WH. Feasibility of using an implantable system to measure thoracic congestion in an ambulatory chronic heart failure canine model // Pacing Clin Electrophysiol. 2005. V.28, №5. P.404–11.

  107. van de Water JM, Mount BE, Chandra KM, Mitchell BP, Woodruff TA, Dalton ML. TFC (thoracic fluid content): a new parameter for assessment of changes in chest fluid volume // Am Surg. 2005. V.71, №1. P.81–6.

  108. Wilson M, Davis DP, Coimbra R. Diagnosis and monitoring of hemorrhagic shock during the initial resuscitation of multiple trauma patients: a review // J Emerg Med. 2003. V.24, №4. P.413–22.

  109. Wu TJ, Huang JJ, Tai TY. Bioelectrical impedance analysis of nutritional status in uremic patients on regular hemodialysis // J Formos Med Assoc. 1991. V.90, №11. P.1044–8.

  110. Yonova C, Valderrabano F. The influence of extracellular fluid volume on serum proteins in peritoneal dialysis patients // Minerva Urol Nefrol. 2004. V.56, №4. P.367–9.

  111. Yu CM, Wang L, Chau E, Chan RH, Kong SL, Tang MO, Christensen J, Stadler RW, Lau C. Intrathoracic impedance monitoring in patients with heart failure: correlation with fluid status and feasibility of early warning preceding hospitalization // Circulation. 2005. V.112, №6. P.841–8.

  112. Yin J, Peng C. [An instrument for estimating human body composition using impedance measurement] // Zhongguo Yi Liao Qi Xie Za Zhi. 1997. V.21, №2. P.87–90.

  113. Zaluska W, Malecka T, Mozul S, Ksiazek A. [Whole body versus segmental bioimpedance measurements (BIS) of electrical resistance (Re) and extracellular volume (ECV) for assessment of dry weight in end–stage renal patients treated by hemodialysis] // Przegl Lek. 2004. V.61, №2. P.70–3.

  114. Zaluska A, Zaluska WT, Bednarek–Skublewska A, Ksiazek A. Nutrition and hydration status improve with exercise training using stationary cycling during hemodialysis (HD) in patients with end–stage renal disease (ESRD) // Ann Univ Mariae Curie Sklodowska [Med]. 2002. V.57, №2. P.342–6.

  115. Zdolsek HJ, Lindahl OA, Sjoberg F. Non–invasive assessment of fluid volume status in the interstitium after haemodialysis // Physiol Meas. 2000. V.21, №2. P.211–20.

  116. Zuo L, Wang M, Wei H, Peng JX, Feng LL. [Assessment of total body water of patients on hemodialysis with urea kinetic model.] // Beijing Da Xue Xue Bao. 2004. V.36, №5. P.533–5.


Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©anasahife.org 2016
rəhbərliyinə müraciət